00:08 

Хиберд
Feel the crack.
Участники: Занзас / Бельфегор
William Toynbee-Hyde / Bast[et]
Кодовое слово: Магма
запись создана: 16.09.2011 в 14:26

@темы: Общая стадия, Третий круг

URL
Комментарии
2011-09-17 в 16:40 

this Jesus must die
Мы силы добра, мы еще не разбиты.
Занзас сидел в своей каюте, наслаждаясь столь нехарактерной для его корабля тишиной. Когда двадцать четыре часа в сутки, семь дней в неделю живешь бок о бок с дюжиной разношерстных пиратов, невольно начинаешь ценить минуты одиночества.
В последнее время в команде участились недовольства. Разумеется, напрямую капитану их никто не рисковал высказывать – слишком мало было желающих отправиться на корм акулам. Но все чаще среди матросов можно было услышать разговоры о том, что давненько на их пути не попадалось стоящей добычи. Занзас относился к подобным беседам со сдержанным недовольством – он и сам заметил, что в последнее время фортуна была явно не на их стороне: даже море хранило гнетущее молчание, усмирив волны штилем. Команда чахла без лихих драк, запасы рома в трюмах близились к опасному минимуму, что вкупе со спокойным морем грозило вылиться в бунт. Занзас это прекрасно понимал, поэтому, как только корабль приблизился к крупному порту, он приказал бросить якорь и отпустил команду на берег. Портовые шлюхи и потасовки в дешевых кабаках отвлекут матросов от ненужных мыслей, а там, глядишь, и ветер переменится.
В принципе, расчеты капитана оказались верны: вернувшись на корабль, пираты находились в крайне возбужденном настроении, чему свидетельствовали громкие переругивания на верхней палубе. Нехотя поднявшись со своего кресла, Занзас негромко выругался и вышел из каюты. Как только он поднялся на палубу, все разговоры смолкли и несколько пар глаз уставились на мужчину.
-В чем дело, отбросы? – Занзас прекрасно видел, как нелепо переминаются с ноги на ногу его матросы, явно желая что-то сказать, но продолжая хранить упрямое молчание. Когда капитан уже был готов разозлиться, из общей толпы вышел старпом.
-Капитан, в порту мы взяли заложника, - помощник был явно в восторге от случившегося, но здравый смысл упорно твердил, что капитану выходка команды может прийтись не по вкусу. И как он, черт возьми, был прав. Занзас, и в лучшие-то дни не отличающийся особым дружелюбием, сейчас вполне мог составить достойную конкуренцию Морскому Дьяволу: красные глаза опасно блеснули, не суля ничего хорошего, а старые шрамы, полученные в ходе сражения с правительственной эскадрой, сильнее выделились на смуглой коже.
-Какой, нахрен, заложник? Не припомню, чтобы отдавал подобного приказа, - под испытующим взглядом Занзаса команда невольно поежилась, успев несколько раз пожалеть не только о взятии заложника, но и обо всех своих прочих земных прегрешениях.
-Но, капитан… - старший помощник вновь подал голос, но был тут же прерван.
-Захлопни пасть, мусор, - рука капитана почти машинально скользнула по бедру, туда, где уютно расположился пистолет, - чья это была идея, отбросы?
Команда почти синхронно сделала шаг назад. Когда дело начинает пахнуть порохом – каждый сам за себя. Недвижимым остался только старпом. В общем, в личности затейника Занзас почти не сомневался – старший помощник, наверное, единственный, кто время от времени выкидывал подобные фокусы. У парня, кажется, напрочь отсутствовал инстинкт самосохранения.
-Капитан, выслушайте меня, это не просто заложник, - помощник усмехнулся, как можно презрительнее добавив, - это сын Его Королевского Величества.
Об отношении Занзаса к власти команда знала не понаслышке. Однако, о причинах столь едкой, даже для пирата, неприязни никто достоверно сказать не мог. Кто-то считал, что это из-за сражения с правительственным флотом, в котором прошлая команда Занзаса потерпела поражение, а сам он получил множество шрамов; кто-то настаивал на том, что капитан сам являлся наследным принцем, но из-за некой "темной истории" был отлучен от престола. Версий, в общем-то, хватало. Но факт неприязни к правительству оставался непреложной истиной. Услышав о личности заложника, Занзас ухмыльнулся. Взять в плен наследника престола, было все равно, что бросить грязную перчатку в лицо Короля. Это, конечно, сулило серьезной угрозой со стороны правительственного флота, но в своих силах и силах своей команды капитан был уверен.
-И где же сейчас находится Его Высочество? Я хотел бы получить аудиенцию, - от смеха Занзаса у пиратов невольно пересохло во рту, однако, было видно, что капитан не зол. По крайней мере, массового убийства всей команды не намечалось.
-Мы бросили его в трюм, капитан, - тут же отозвался старпом.
-Хорошо. О вашем наказании за действие без моего приказа мы поговорим позже. А теперь живо за работу, отбросы! Сняться с якоря, мы отплываем! – команда тут же принялась выполнять поручения, боясь вновь навлечь на себя праведный гнев капитана.

В трюме было сыро и пахло плесенью. Дальний угол был огорожен стальными решетками и служил чем-то вроде тюремной камеры. Она, впрочем, почти всегда пустовала – пленные на корабле долго не задерживались. Неспешно пройдя вдоль трюма, Занзас подошел к железным прутьям. В импровизированной камере не было ничего, кроме холодного, сырого пола и заплесневелых стен. Пленник - на вид ничем непримечательный ребенок, разве что с чересчур длинной челкой, - ничком лежал на полу. Команда, разумеется, сняла с него все предметы роскоши, заменив вычурные наряды старой тельняшкой и неприметными брюками. Пацан был избит, но равно настолько, чтобы его жизни ничего не угрожало – пираты постарались.
-Эй, мусор, - Занзас достал из кармана ключ и, провернув его несколько раз в заржавевшем замке, открыл решетчатую дверь. Пройдя внутрь, капитан притворил ее и подошел к пленнику, бесцеремонно и даже как-то лениво пнув его под ребра носком сапога.

2011-09-19 в 20:38 

Bast[et]
Социально здоровы и психически неопасны. Подтверждено Манвэ.
Молодой человек лет шестнадцати прогуливался по улицам родного города. Каждый, кто замечал юношу либо, затаив дыхание провожали его взглядом, либо, наоборот, отводили глаза. Почему? Всё просто. Светлые волосы, дорогие одежды, аккуратная диадема на голове, гордая осанка и статная походка – всё это выдавало в блондине члена королевской семьи. Бельфегор был принцем данной страны, как и его старший брат-близнец. Но, как королевский сын может спокойно бродить по улицам один? Где охранники, сопровождающие или хотя бы один слуга? Возле парня не было никого, а всё из-за того, что Бел просто-напросто сбежал из замка. Он делал это уже далеко не в первый раз. Сейчас время обеда, и вся семья должна собраться за большим обеденным столом, вести светские беседы, рассказывать последние сплетни о соседних государствах и нести прочую ерунду. Подобное за столько лет успело осточертеть младшему принцу, он вообще недолюбливал свою семью, особенно брата, что был ужасно горд, родиться на пару минут раньше, отхватив тем самым престол. Убить Рассиэля большого труда бы не составило, но трон Белу особо не нужен. Политикой он никогда не увлекался, сидеть безвылазно в замке, изредка наведываясь в дружественные страны, и то, только с сопровождением – парню казалось противным, а уж жениться на незнакомой девушке лишь потому, что этот брак даст много возможностей для его страны, Бел тем более не собирался. Пусть братик отдувается, ведь родители в нём души не чают. Младший же своим скверным характером и недостойным (по их мнению) поведением докатился до того, что родителям на него практически наплевать. Главное, чтоб он во всём помогал своему брату, не перечил ему и элементарно выполнял свои обязанности королевского сына. Вообще у блондина от принца было только королевское эго и манеры, про которые он частенько забывал. Бельфегор был бы счастлив убраться из родной страны или хотя бы города, но кто не знает в лицо королевского сына? Рано или поздно, стараниями папаши его найдут, и тогда даже Белу будет не до смеха.
Через некоторое время, принцу наскучило бесцельно ходить по улицам, и он решил пойти в порт, тем более, желудок начал требовать пищу, а в порту всегда есть чем закусить. И дёшево, и сердито, и вкусно. В порту продавали самые свежие продукты, но, потеряешь бдительность, как тебя тут же обманут, обвесят, обсчитают, и выставят всё так, что крайним окажешься ты. Глупым там делать нечего, но Бел таковым не был. Принц – гений, любил он говорить, и был близок к истине.
Добравшись до порта и пройдясь по торговым рядам парень нашёл чем заморить червячка, и уже сытым направился дальше обходить прилавки с разнообразными товарами. Остановившись возле торговца животными, Бельфегор не заметил, как к нему подошли подозрительные люди.
- Слышь, пацан? – грубый голос за спиной заставил обернуться. За принцем стаяла кучка парней, совершенно разношёрстная, единственным сходством были лишь неряшливая, помятая одежда и довольные рожи.
- В чём де… - удар с солнечное сплетение не дал блондину договорить, выбив из лёгких воздух. Бить из подтяжка, как подло. Мне уже нравятся эти ребята! - думал Бельфегор, выравнивая дыхание.
- Фортуна на нашей стороне, парни! Королевский отпрыск, как на блюдечке! – радостно кричал один из нападавших. Внешний вид молодого человека не заставил разбойников сомневаться, что перед ними член благородного дома.
Заметив, что парень в сознании, ему нанесли ещё пару ударов, пока тот не отключился. Бесцеремонно повесив тушку принца у себя на плече, здоровый мужик со своими дружками направились к кораблю.
Когда Бел очнулся, он обнаружил себя в тёмном, грязном и сыром месте, пропахшим порохом, плесенью и алкоголем. Наличие решётки свидетельствовало о том, что это темница, находящаяся в трюме корабля. То, что это корабль, говорила небольшая, но ощутимая качка, которая была отличным приложением к кружащейся голове. Не рискнув встать или хотя бы сесть, Бел так и лежал с закрытыми глазами, ожидая, когда стихнет боль во всём тебе и пройдёт голова.
Через пару минут в помещение зашёл высокий, темноволосый человек. Судя по всему, к пленнику пожаловал сам капитан.
- Эй, мусор, - голос грубый, властный.
Открыв клетку, мужчина прошёл внутрь, заперев за собой дверь. Бельфегор следил за каждым его движением, благо из-за чёлки не поймёшь, закрыты глаза или открыты. Не дождавшись ответа, пират пнул принца ногой в живот.
- Вы всегда такой нетерпеливый? – съязвил Бел, принимая сидячее положение. – Вы же капитан, стало полагать, могли бы более благородно себя вести, по сравнению с палубными дворнягами. И… ей! Что это такое? – блондин обратил внимание на свою одежду. Вместо королевских одежд – грязные матросские вещи. – У нас такими тряпками уборщицы полы моют! И судя по запаху, до меня эту одежду носило пол команды. Ужас. Зато, в ней я меньше похож на этого попугая Рассиэля, и дышать легче, - закончив свою возмущённую речь снисхождением, принц вновь взглянул на мужчину.
- Вы, никак, выкуп за меня получить думаете? – полувопрос-полуутверждение, от которого на лице Бельфегора появилась довольная улыбка.

2011-09-20 в 21:41 

this Jesus must die
Мы силы добра, мы еще не разбиты.
Судя по тому, как бодро отреагировал пацан на удар, он уже находился в сознании, когда Занзас вошел в трюм. Этот факт, почему-то, очень не понравился капитану. Да еще и из-за дурацкой челки, закрывающей добрую половину лица подростка, невозможно было разглядеть его глаз, что ощутимо нервировало. Не настолько, чтобы Занзас вышел из себя, но уже вполне достаточно, чтобы и без того зыблемое спокойствие пошатнулось.
- Вы всегда такой нетерпеливый?
– пацан принял сидячее положение, кажется, абсолютно игнорируя полученные повреждения, - Вы же капитан, стало полагать, могли бы более благородно себя вести, по сравнению с палубными дворнягами. И… ей! Что это такое? У нас такими тряпками уборщицы полы моют! И судя по запаху, до меня эту одежду носило пол команды. Ужас. Зато, в ней я меньше похож на этого попугая Рассиэля, и дышать легче.
Занзас со скучающим выражением лица выслушал тираду принца, так и не поняв до конца, доволен тот своим положением или нет. С другой стороны, ни один нормальный человек, в здравом уме и твердой памяти, не будет доволен, если его возьмут в плен пираты. И уж точно не будет волноваться о своем внешнем виде. Впрочем, у мелкого паршивца, видимо, было свое представление о нормальности. Однако одна деталь в монологе принца заставила капитана напрячься. Рассиэль?
Мужчина прекрасно знал, что у Короля двое детей, притом близнецов. Значит, либо мальца слишком сильно приложили головой о дощатый пол, что он говорит о себе в третьем лице, либо… старпом точно не уйдет с корабля живым, раз вместо наследного принца притащил сюда младшего ребенка. В королевской монархии испокон веков существовала строгая иерархия наследования. Даже если детей при рождении разделяли считанные минуты, тот, кому посчастливилось первым появиться на этот свет, наследовал все. Максимум же, на который мог рассчитывать второй ребенок – какая-нибудь отдаленная провинция.
- Вы, никак, выкуп за меня получить думаете? - сопляк улыбался так, словно это заключение было наиболее радостным событием в его королевской жизни.
На корабле Занзаса заложники встречались крайне редко. Но даже если подобные инциденты все-таки случались – несчастные почти сразу же отправлялись на корм акулам. Или служили игрушками для плотских развлечений изголодавшимся по женщинам матросам. И неизвестно еще, какая участь была менее завидна. Капитан же обычно не утруждал себя личным визитом к пленным, считая это ниже своего достоинства. Но даже его теоретических знаний о том, как должны вести себя заложники на пиратском корабле, с лихвой хватило для того, чтобы понять: пацан, видимо, еще не до конца осознал, в каком положении сейчас находится, раз позволяет себе какие-то язвительные комментарии. Либо же он живет в святой уверенности, что, раз его папочка заправляет Королевством, то ему, принцу, априори ничего не грозит. Мысль эта, конечно, была небезосновательна, – желающих перейти дорогу самому Королю, можно было пересчитать по пальцам, - но в отношении Занзаса совершенно бесполезна.
-Закончил, мусор? – мужчина, чуть наклонившись к подростку, грубо сжал его волосы на затылке и резко вздернул, заставляя подняться на ноги, - тебе, сопляк, еще предстоит узнать насколько я нетерпелив, - задержавшись взглядом на светлой челке в безуспешной попытке разглядеть глаза парня, Занзас небрежным движением отбросил его в угол.
-Так ты, стало быть, Бельфегор? – мужчина прислонился спиной к железным решеткам, сложив руки на груди, - жаль, твой братец был бы ценнее, - Занзас ухмыльнулся, не отводя внимательного взгляда от собеседника. В Королевстве, кажется, только ленивый не болтал о сложных взаимоотношениях между Рассиэлем и Бельфегором. Ежедневные стычки между братьями не удавалось скрывать в стенах замка, поэтому поводов для всевозможных слухов хватало с лихвой.
- И, нет, выкуп – это всего лишь приятное дополнение, у меня другие цели.

2011-09-27 в 21:43 

Bast[et]
Социально здоровы и психически неопасны. Подтверждено Манвэ.
Резкая боль, из-за которой не сразу осознаёшь, что уже стоишь на ногах. От резкой смены положения голова снова пустилась в пляс, а желудок проявил желание распрощаться с недавним обедом. Но Бельфегор же принц, он не позволит тошноте взять над собой верх. Тем более перед посторонним. Да и вообще, кто знает, сколько парню ещё предстоит сидеть в этой камере? На уборку было рассчитывать совсем глупо. Пристально вглядываясь в белокурую чёлку принца, но, похоже, так и не найдя в ней ответы на интересующие его вопросы, капитан отшвырнул Бела к стене.
-Так ты, стало быть, Бельфегор? – с ноткой разочарования в голосе спросил мужчина. Вопрос чисто для себя, даже отвечать не стоит. - Жаль, твой братец был бы ценнее, - кто бы сомневался? Кому нужен простой мальчишка? То ли дело наследный принц! Небольшой укол зависти заставил младшего принца чуть скривиться. Всё равно из-за чёлки не видно злобно сузившихся глаз. Стоит понимать, что заложник, за которого вероятность получить что-то стоящее очень мала, долго на корабле не продержится. Умирать желания не было, поэтому, стоило как можно быстрее сгенерировать гениальную идею.
Мужчина прислонился к решётке напротив Бела, сложив руки на груди. Необычным, отличавшим этого человека от других пиратов были его глаза. Красные, цвета артериальной крови. Опасные, но именно этим и привлекающие. На лице присутствовали шрамы и ожоги, свидетели прошлых битв. Жаль, они не могут поведать, вкусил ли тогда их обладатель радость победы или горечь поражения. Помнится, не так давно, отец хвастался, как его бравый флот разгромил пиратское судно. Королевский флот не оставил от корабля противника одни щепки. Никто из команды не выжил. Король мог рассказывать эту историю изо дня в день, по поводу и без, с каждым разом всё больше приукрашивая события. Бельфегор и первоначальному варианту не сильно верил, хоть и прекрасно знал возможности морских сил королевства. Пусть ожоги и шрамы в пиратской жизни не редкие гости, но Бел готов был поверить, что капитан, стоящий перед ним, чудом выживший пират из той разгромленной команды. Хотя нет, не чудом, а своими собственными силами. Посмотрев в глаза смерти, не сдавшись ей в руки. Выжив.
- И, нет, выкуп – это всего лишь приятное дополнение, у меня другие цели, – о, а это уже интересно.
- Другие цели… Хей, как капитан пиратов смотрит на сделку с заложником? Дураку ясно, что за младшего ребёнка многого не урвёшь. Отпустите меня, и взамен, получите брата. Ваше право мне не верить, но, на сколько я знаю, пираты всегда готовы рисковать, – в словах Бельфегора не было ни капли лжи. Вывести Рассиэля из замка и заманить в ловушку раз плюнуть. Это же такой восхитительный шанс насолить ему. А уж папочка как бегать будет! Любимого сына похитили. Подобным спектаклем можно наслаждаться каждый день, и не бояться, что наскучит. Если повезёт, король вовсе окочурится. Это было бы идеально. А потом… потом будем действовать по ситуации. В этой стране Бел оставаться бы не хотел. Уплыть с пиратами, вот это было бы весело. А, будь, что будет.

2011-09-28 в 20:06 

this Jesus must die
Мы силы добра, мы еще не разбиты.
Заметив, как скривились губы принца, Занзас не смог, да и не захотел сдержать ухмылки. Либо пацан слишком сильно ударился, потревожив уже полученные раны, либо его задели слова капитана, который чувствовал почти полное моральное удовлетворение от всего происходящего. Не то, что бы ему был неприятен конкретно этот мальчишка. Даже не смотря на всю показную самоуверенность принца, Занзас был по отношению к нему совершенно нейтрален, если не сказать равнодушен. Но капитан горел жаждой отмщения. Бельфегору же просто не посчастливилось стать средством для реализации его планов. Крайне неудачное стечение обстоятельств для особы королевских кровей.
- Другие цели… Хей, как капитан пиратов смотрит на сделку с заложником? Дураку ясно, что за младшего ребёнка многого не урвёшь. Отпустите меня, и взамен, получите брата. Ваше право мне не верить, но, на сколько я знаю, пираты всегда готовы рисковать, - услышав предложение принца, Занзас вопросительно изогнул бровь, смотря на Бельфегора так, словно увидел его впервые в жизни. Кажется, человеческие пороки достигли своего апогея в этом субтильном подростке. Впрочем, лицо капитана быстро приняло в привычное раздраженно-безразличное выражение. В какой-то мере Занзас даже понимал мальчишку: он и сам без каких-либо моральных терзаний отправил бы на гильотину своего отца, считая старика слишком мягкотелым и слабохарактерным, а его добродетель - фальшивой. Выживать должен сильнейший, несмотря на то, что естественный отбор дает иногда сбои. Но сейчас это не имело никакого отношения к делу.
Другой вопрос: какие же в действительности отношения связывают двух принцев, если один из них, не задумываясь, готов отправить братца на верную гибель?
-Неужели тебя в семье так не любят? – мужчина оттолкнулся спиной от решетки, привычно скривив губы, и шагнул в сторону принца. Камера не отличалась особыми габаритами, поэтому расстояние до мальчишки Занзас преодолел в два широких шага.
-Я ведь сказал, что деньги меня интересуют в последнюю очередь, - схватив Бельфегора за ворот тельняшки, мужчина, не особо церемонясь, вновь поставил его на ноги. – А ты путаешь риск с безрассудством, щенок. Ты – вот он, у меня в руках, на моем корабле. Следовательно, твоя жизнь сейчас также принадлежит мне, - Занзас оскалился, несильно приложив подростка спиной о стену в качестве наглядного подтверждение своих слов, - И какой мне прок упускать такую возможность ради призрачной вероятности того, что ты действительно приведешь ко мне своего несравненного братца? Где гарантия того, что, если я отпущу тебя, на мой корабль не нападет все правительственная эскадра в полном составе?
От невольного упоминания военного флота глаза Занзаса потемнели от злости, а зрачки непривычно сузились, превратившись в едва заметную черную точку. Мужчина сильнее сжал в кулаке ворот тельняшки, усилием воли заставляя себя успокоиться. В конце концов сейчас ему представилась крайне удачная возможность поквитаться с Королем. А для этого капитану было необходимо вернуть в свои расчеты холодность и рациональность.
В принципе, предложение Бельфегора имело свои плюсы. Похищение младшего ребенка можно было бы как-то скрыть от вездесущего гласа народа. Королевская чета, конечно, потоскует до определенного момента (хотя, в свете последних событий, Занзас начал здорово сомневаться и в этом), но, в конце концов, жизнь быстро пойдет своим чередом: наследный принц-то жив-здоров и готов по достижению совершеннолетия вступить в свои законные права. Да здравствует Король!
Занзас же хотел к чертям перевернуть порядок в этом государстве, не оставив и камня на камне от чести и гордости Короля. И мальчишка вполне мог помочь ему в этом. В конце концов, убить его Занзас всегда успеет.

2011-10-04 в 00:04 

Bast[et]
Социально здоровы и психически неопасны. Подтверждено Манвэ.
Как бы ни был гениален в своей сущности план Бельфегора, он не удался. Но ведь попытка, не пытка. Идея принца пирата практически не вдохновила, и секундное удивление мгновенно сменилось уже привычным выражением лица. Зато выяснили, что в арсенале эмоций у капитана есть что-то ещё, помимо ярости, раздражения и равнодушия. Прям прогресс, который никак не влияет на положение Бела. А жаль. Пусть в страшной опасности блондин себя с самого начала не чувствовал, но находится в этой тесной клетке надоело до зелёных чертей.
-Неужели тебя в семье так не любят? – что за глупый вопрос? Хотя, в нормальной семье наверняка всех детей любят в равной степени, но на королевскую это правило не распространялось. Мало того, что Рассиэль наследник, так он ещё и отличный подлиза, настоящий маменькин… то есть папенькин сынок. Для него папаша всё что угодно сделает, ведь Сиэль такой хороший и прилежный, фи, противно! Бельфегора тошнило от всех этих соплей и показухи. В отличие от братца, он никогда не скрывал свой буйный, и порой, выходящий за все рамки приличия и норм марали, характер. Какой есть, и меняться в угоду кому-то младший принц не собирался. Что самое противное, Бел на все сто уверен, что характерами с братом они так же похожи, как и внешностью. Не раз он заставал наследного принца за расчленением какого-нибудь животного или запугиванием, чуть ли не до состояния инфаркта, случайно подвернувшейся служанки. Да и друг с другом у братьев были совсем не детские стычки, половину из которых начинал старший. Но разве отцу что докажешь? Да и кому это надо? Король любит Рассиэля. Король верит Рассиелю, и наследник прекрасно знает об этом.
Мужчина оттолкнулся от решёток клетки и, сократив дистанцию между ним и Белом, и схватив последнего за ворот тельняшки, в очередной раз повторил, что деньги для него не главное. Если не они, тогда что же? Месть? Вполне возможно, но, судя по всему, убивать заложника, пират пока не планирует. Отпускать тоже. И что тогда? Если у капитана есть чёткий план, принц очень хотел бы его знать. Хотя бы ради интереса.
- И какой мне прок упускать такую возможность ради призрачной вероятности того, что ты действительно приведешь ко мне своего несравненного братца? Где гарантия того, что, если я отпущу тебя, на мой корабль не нападет все правительственная эскадра в полном составе? – справедливые опасения. Скорее всего, Бельфегор тоже засомневался, будь он на месте капитана. А пока принц на месте заложника, нужно как-то выбираться. Хотя бы просто из клетки.
При этих словах глаза пирата потемнели, став ещё более ужасающими, зрачки утонули в кровавых озёрах, а из-за усилившейся хватки послышался характерный звук сдавливаемой ткани. Дело принимало серьёзные обороты, разгневанный мужчина мог представлять опасность.
- Ей-ей, Вы чего? Если Вас не устроили мои идеи, предложите свои. У меня всё равно нет выхода, а так, может, и на компромиссе сойдёмся, - поспешно выдал Бельфегор, стараясь держаться как можно спокойнее.

2011-12-11 в 04:07 

this Jesus must die
Мы силы добра, мы еще не разбиты.
Судя по изменившемуся поведению мальчишки, тот наконец-то стал осознавать, в каком положении оказался и чем ему это грозит. Надо полагать, выражение лица Занзаса было в достаточной мере красноречивым.
-Ей-ей, Вы чего? Если Вас не устроили мои идеи, предложите свои. У меня всё равно нет выхода, а так, может, и на компромиссе сойдёмся, - пацан скороговоркой выдал свою тираду, стараясь, видимо, как-то задобрить капитана, который, в свою очередь, искренне наслаждался сложившейся ситуацией. Занзаса всегда пьянило чувство собственной власти и вседозволенности, а сейчас, когда в руках мужчины оказался королевский отпрыск, а вместе с ним - соблазнительная возможность поквитаться с Королем - тем более. Поэтому он собирался извлечь из всего происходящего максимум пользы. Понятие "компромисс", разумеется, в планы пирата не входило.
-О каком компромиссе идет речь, мусор? - мужчина оскалился, сильнее сжимая в кулаке ворот тельняшки и ближе притягивая к себе Бельфегора, которому из-за разнице в росте пришлось встать на цыпочки, едва касаясь носками пола, - ты будешь делать то, что говорю тебе я, - задержав на несколько мгновений принца в таком положении, мужчина разжал кулак, отпуская ткань и отправляя Бела в свободное падение.
Атмосфера трюма начала в значительной мере раздражать капитана, которому уже не терпелось вернуться в свою каюту, поэтому, еще раз окинув взглядом пленника, Занзас прошел к решетчатой двери и, не поворачиваясь, сообщил:
-На нижней палубе - единственная каюта. У тебя есть пять минут на то, чтобы прийти туда. Там и продолжим нашу беседу. В противном случае... - пират ухмыльнулся, вполоборота посмотрев на Бела, - ты перейдешь в личное пользование моих матросов, и тогда уже за их действия я не отвечаю, - закончив говорить, мужчина вышел из камеры, оставляя дверь открытой. За то, что пацан может сбежать, Занзас не переживал совершенно. Во-первых, он и на ногах-то с трудом держится, не говоря уже о каком-то побеге, а, во-вторых, корабль отплыл на достаточное расстояние от берега и бежать Белу, собственно, некуда. Разве что в открытое море. Но вряд ли мальчишка до такой степени чокнутый.

Выйдя на верхнюю палубу, мужчина недовольно поморщился от яркого солнца, предательски ударившего в глаза. Команда тем временем занималась своими привычными делами, хотя видно было, что каждый матрос исподтишка наблюдает за капитаном, ожидая каких-то особых указаний относительно заложника. Каждому не терпелось увидеть, что же сделал Занзас с принцем, беря в расчет лютую ненависть мужчины к особам королевских кровей.
Пройдя вдоль палубы, капитан подошел к старпому, который тут же оторвался от изучения карт, выжидающе смотря на командира.
-Значит так, отбросы, - Занзас говорил негромко, однако в тишине открытого моря его слышал каждый член команды, - если сопляк не выйдет из трюма в течении пяти минут - он ваш, - последняя фраза была встречена одобрительными возгласами матросов, которые, впрочем, капитан тут же прервал.
-Молчать! - мужчина обвел гневным взглядом команду, которая тут же замолкла, опасливо смотря на своего командира, - если я узнаю, что он вышел, а вы не дали ему дойти до моей каюты - пеняйте на себя, отбросы. В первую очередь спрошу с тебя, - Занзас перевел взгляд на старпома, который в ответ на это лишь сдержано кивнул.
-Всё, все по местам, не стойте без дела, - команда тут же продолжила прерванные занятия, а капитан направился в свою каюту, мысленно прокручивая в голове возможные исходы событий.
Дойдя до единственной на нижней палубе двери, мужчина открыл ее. Каюта встретила своего хозяина приятной прохладой и легким полумраком, из-за того, что единственное окно не пропускало достаточно света, чтобы осветить комнату. Пройдя к столу, стоявшему возле противоположной от входа стены, мужчина опустился в кресло. Взяв початую бутылку рома, Занзас сделал несколько глубоких глотков и расслабленно откинулся на спинку кресла, выжидающе смотря на дверь.

   

Wanna play?

главная